Среда, 20.09.2017, 21:22
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Разное » Всякая-всячина

Современная археология: легендарные исследователи, переворот в науке

Изменение культуры

По мнению одного из молодых "новых археологов", скажем, в судьбах индейцев, изучаемых археологами, "мы имеем дело с явлением (изменение культуры), на которое воздействует очень большое число переменных. Только если мы будем учитывать эти переменные, которые могут охватывать всё - от передвижек лосося до присутствия белых торговцев, - мы будем в состоянии закономерно предсказывать (predict) будущее и "послесказывать" (retrodict) прошлые переходы и направления культурного процесса" (Woodall 1972: 52-53).

Но ведь это типичный лапласовский механистический детерминизм! Учесть всё - от передвижек лосося (будем последовательны: и числа лососей, их веса, здоровья, количества икринок и т.д.) до присутствия белых торговцев (а также их числа, состава, господствовавшей среди них моды и проч.) практически (и теоретически!) невозможно.

Остается ограничиться определяющими "критическими" переменными (именно к этому и призывает Вудолл - на с. 52), но тогда не получится полной картины и не хватит оснований для лапласовского предсказания (ср. Клейн 1975а). Эти соображения подтачивают один из основных принципов НА - исключительную ориентировку на социологическое исследование "культурного процесса".

Авторы книги "Объяснение в археологии" сделали одно очень меткое наблюдение, важность которого они, кажется, сами не вполне оценили. Это наблюдение заключается в следующем: "В то время как археологи часто говорят о проверке законов, чаще всего они проверяют объяснения, основанные на признанных законах" (с. 18). О ком это сказано? О представителях традиционной археологии?

Нет, конкретно речь идет о наиболее активных молодых проповедниках НА. о "процессуалистах", о тех. кто сами о себе заявляют, что "заинтересованы в процессуальном анализе" и сделали своей целью формулирование и проверку законов" (Watson а. о. 1971: 26? По Дж. Фрицу и Ф. Плогу). Это о них авторы книги пишут: "Их труд, однако, кажется, более ориентирован на формулирование объяснений, в которых использованы законы, сами не проверенные отчетливым образом" (Ibid., 26).

И Уотсон с коллегами обобщают ситуацию: "Сами законы обычно и не формулируются и не проверяются археологом: его первейшая забота почти всегда связана с формулированием и проверкой объяснений к наличным казусам- Однако, - добавляют авторы, - археологи обладают уникальными возможностями формулировать и проверять эволюционные законы человеческого поведения" (Ibid., 26). Иными словами, авторы признают, что даже археологи-процессуалисты обычно не разрабатывают законы, хотя могли бы, должны были бы и хотели бы это делать.

Почему же так получается? В качестве примера для анализа авторы рассматривают знаменитый спор между Дж. Сэблофом и Г. Уилли, с одной стороны, и Л. Бинфордом (а также не упоминаемым в книге К. Эразмусом) - с другой (Sabloff and Willey 1968; Erasmus 1968; Binford 1968). Спор шел о причинах падения цивилизации низинных майя в IX в. н. э. и о методах решения этого и подобных вопросов. Сэблоф и Уилли предложили объяснить коллапс культуры низинных майя вторжением врагов и выдвинули тезис, что. хотя археологам и есть смысл заниматься процессуальными проблемами, этому должна предшествовать историческая реконструкция.
Первоисточник

Объект как система

Если практически любой объект можно представить как систему, пишет Садовский, то не всегда очевидны те гносеологические задачи которые могут стоять, например, при анализе как систем листа бумаги или карандаша". В самом деле, стоит ли сводить системный подход к систематизации, иерархической классификации или выявлению очень общих и тривиальных сходств между объектами разных наук, не имея надежд на эвристическое использование этих сходств?

Если же системный подход понимать как совокупность сильных принципов исследования, реализуемую в эффективной методике и приводящую к нетривиальным объяснениям и предсказаниям, то вряд ли правомерно превращать его в панацею и прилагать к чему угодно. "Всегда ли система системна?" - спрашивает в названии своей статьи Виноградов. Надо выявить и строго ограничить класс объектов, заслуживающих название "системы" для целей системного подхода. Определение "системы" не должно быть ни слишком широким, ни слишком узким.

Конечно, для адекватного описания действительности, а также для уяснения места системных объектов в ней и для описания самих этих объектов нужны и более широкие, и более узкие понятия, но на этой шкале термину "система" должна принадлежать центральная позиция. А если невозможно отказаться от многозначности и широкого смысла термина "система", то эту центральную позицию должно занять другое понятие, с другим термином - суженным спецификацией.

В научной литературе выдвинуто и применяется несколько десятков принципиально различных дефиниций понятия "система" - в книге Садовского собрано около 40. Трудно бороться с разнообразием пониманий слова "система" представителями разных наук и разных подходов: каждому кругу исследователей, видимо, приписываемое ими значение удобно в рамках их подхода.

Он обращается к разным "моделям" - "Очень Большому и Неполному Черному Ящику" и т.п., но убежденность во всеобщей взаимосвязанности элементов в системе - каждого с каждым - сближает представления Кларка о культурной системе (так же, как и представления Бинфорда) все же больше всего с физической моделью: ведь именно в галактике или в атоме силы притяжения связывают любой объект с каждым из остальных.

Поэтому Кларк предпочитает сравнительно простые модели: физического равновесия (шарик на кривой плоскости), термодинамическую, в меньшей мере - генетическую, адаптационно-экологическую и т.п. Сеть взаимосвязей между признаками или объектами, образующими сложное целое". В этом свете проясняется и идея системы, которая скрыто присутствует в его определении культуры, взятом у Бинфорда: "Культура - это ... система всех внетелесных средств адаптации. Такая система включает в себя сеть связей между людьми, местами и вещами, матрицу которой можно понять как взаимодействие множества переменных". Нетрудно заметить, что в дефинировании понятия "система" Бинфорд и Кларк не пошли непосредственно за своим наставником в этом деле Россом Эшби. Тот определял систему как любую совокупность переменных, свойственных реальной "машине". Видимо, это определение показалось лидерам НА слишком ограничивающим.
Читать дальше...

Перспективы Новой археологии

Определяя свою позицию как "прогрессивную", "новые археологи", естественно, выражали оптимизм относительно ее будущего. Сборник 1968 г. Бинфорды назвали "Новые перспективы в археологии". Открывает сборник статья Л. Бинфорда под заглавием "Археологические перспективы".

Сборник статей Л. Бинфорда за 10 лет его творчества называется "Археологическая перспектива". В конце сборника, в статье "Ретроспект и проспект" Л. Бинфорд перечисляет виды исследовании, "которые, я предсказываю, будут проводиться, и некоторые результаты, которые я предвкушаю". Ему вторит Лиони: "Как ни один эволюционист не может предсказать будущее в частном случае, мы не можем быть уверены в том, что произойдет с археологией. Может быть, она вымрет. Но гораздо вернее, что она будет радикально перестроена". Тему симпозиума 1971 г. его организатор Редмэн определил как "Будущее археологии: роли и значение". Между тем со времени вторжения НА на арену борьбы идей прошлого почти два десятилетия. Судя по предшествующим теориям и школам, интервал между последовательными крупными сдвигами в археологической методологии все более сокращался и свелся к полутора-двум десятилетиям.

Таким образом, если исходить из опыта истории нашей дисциплины, можно заключить, что срок, отпущенный НА на реализацию ее методологических новшеств в условиях лидерства, истек. К концу этого срока обычно внутренние противоречия теоретической системы становятся нетерпимыми, в критике накапливаются не опровергнутые возражения, и все острее кризис движения. В НА первые симптомы кризиса появились рано. Еще в докладе 1971 г., напечатанном в 1973 г. (в трудах симпозиума, гордо названного "Будущее археологии") Флэннери с тревогой отмечал эти симптомы.

Он называет две группы исследователей, блокирующих продвижение НА (Флэннери использует термин "backlash" "мертвый ход", "блокада", "бойкот"). "Большая группа молодых археологов, многие еще не достигшие тридцати, резко критически относятся к процессуальным исследованиям и воинственно предаются чисто индуктивному анализу "реальных" данных из традиционно проводимых раскопок; один процессуальный археолог окрестил их "старомодными юнцами" (the young fogeys)".

Вторая группа - археологи постарше, бывшие в числе лучших пропагандистов НА, забыли свое увлечение и присоединились к "старой гвардии". Флэннери клеймит их как "перебежчиков" (cop-outs). Самым огорчительным, однако, Флэннери считает то, что появились работы "действительно плохой" НА, заслужившие кличку "новой алхимии". "К сожалению, - пишет он. - я предсказываю, что это явление, вероятно, будет продолжаться".

После чтения некоторых из таких работ (гемпелианского толка, с тривиальными результатами и малозначительными обобщениями - "законами Мики Мауса") Роберт Уоллон воскликнул, обращаясь к Флэннери: "Если это "новая археология", то покажи мне. как пройти назад к Ренессансу!". В книге 1974 г. декларировал свой частичный отход от НА Фред Плог. Наконец, в 1977 г. в предисловии к новому сборнику "За построение теории в археологии" Л. Бинфорд заявляет: "Термин "новая археология" использовали много.
Читать дальше...
Категория: Всякая-всячина | Добавил: Геннадий (01.10.2011)
Просмотров: 527 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]